Классификация математиков

среда, ноября 25, 2009 16:48

Эрнст Цермело (1871-1953), немецкий математик, один из основателей теории множеств, был приват-доцентом, то есть внештатным преподавателем с почасовой оплатой, в Геттингенском университете, когда деканом математического факультета был другой выдающийся ученый - Феликс Клейн (1849-1925). Декан держал творческие устремления своих сотрудников в железной узде.
Однажды на лекции по математической логике Цермело смутил студентов такой логической задачкой:

- Все математики Геттингена принадлежат к двум классам. Одни делают то, что не нравится им, но нравится Клейну. Другие делают то, что нравится им, но не нравится Клейну. К какому классу относится в таком случае сам герр Клейн?

Никто не мог ответить. Тогда Цермело воскликнул:

- Но это же очень просто! Сам Феликс Клейн - не математик!

Читать далее >>

Научная симфония

вторник, ноября 24, 2009 7:33

Symphony of Science - это музыкальный проект John Boswell

Symphony of Science - это музыкальный проект John Boswell'а

Часть первая - Carl Sagan - "A Glorious Dawn", featuring Stephen Hawking

Часть вторая - We Are All Connected, featuring Carl Sagan, Richard Feynman, Neil deGrasse Tyson, Bill Nye

Часть третья - Our Place in the Cosmos, featuring Carl Sagan, Richard Dawkins, Michio Kaku and Robert Jastrow

Читать далее >>

Семейные тайны

среда, ноября 18, 2009 16:45

Для второй жены Эйнштейна, Эльзы, его работа, его исследования и теории были непроницаемой тайной.
- Ты бы не мог хоть немного рассказать мне о твоей работе? - жалобно спросила она однажды. - Люди заговаривают со мной о твоих открытиях, и, когда мне приходится признаться, что я ничего о них не знаю, я оказываюсь в глупом положении.
Подумав минуту-другую, физик предложил:
- Если тебя спросят, какие открытия сделал твой муж, отвечай: "Я знаю о них буквально все, в мельчайших деталях, но муж, опасаясь плагиата, запрещает мне раскрывать свои научные секреты".
Читать далее >>

У нас на макушке…

вторник, ноября 17, 2009 16:53

Экзамен по ботанике на биологическом факультете МГУ. Девушка рассказывает о цикле развития папоротников. Дойдя до органов их размножения, она произносит: "И тогда у нас на макушке образуются антеридии и архегонии".

Экзаменатор, мягко: "Наверное, все-таки не у нас?"

Студентка, посмотрев серьезно: "Да, не у вас. У нас на макушке…"

Читать далее >>

Ответ Теллера...

понедельник, ноября 16, 2009 16:52

Эдварда Теллера, отца американской водородной бомбы, как-то спросил журналист:

- Что было бы, если бы мы не обзавелись своей водородной бомбой?

- Вы интервьюировали бы меня на русском языке. Впрочем, скорее всего, это интервью не состоялось бы: я бы умер лет тридцать назад в сибирском концлагере.

Читать далее >>

Где же логика?

воскресенье, ноября 15, 2009 16:37

Известный австрийский математик, специалист по математической логике Курт Гедель, спасаясь от нацистов, эмигрировал в 1940 году в США. Друзья советовали ему принять американское гражданство, но каждый раз, когда Гедель брался читать американскую конституцию (а знакомство с ней необходимо для получения гражданства), он натыкался на какую-либо логическую несообразность, возмущался и бросал чтение.

Альберт Эйнштейн и специалист по теории игр Оскар Моргенштерн все же уговорили Геделя подать заявление на гражданство и вызвались сопровождать его к судье, который должен был удовлетворить просьбу математика. Судья был крайне польщен визитом Эйнштейна и вступил с ним в беседу о последних событиях в Германии, о гонениях на несогласных, лагерях, цензуре и прочих прелестях жизни при тоталитарном режиме. Наконец, вспомнив о цели визита, судья обратился к Геделю и сказал:

- После того, как вы ознакомились с нашей гениально продуманной конституцией, вы, конечно, понимаете, что ничего подобного у нас в Америке произойти бы не могло!

- На самом деле… - начал было Гедель, но тут Моргенштерн больно ткнул его локтем в бок - математик не закончил фразу, и гражданство в конце концов было ему предоставлено

Читать далее >>

Вселенная Эйнштейна

пятница, ноября 13, 2009 21:24

Читать далее >>

Взлом не рекомендуется...

16:51

Примерно полвека назад первый директор Национальной лаборатории имени Ферми (США) Роберт Вильсон на еженедельном совещании остро критиковал одного из сотрудников за медленное продвижение экспериментальной работы. Тот стал оправдываться:

- Дело в том, что по выходным склад с нужными приборами и материалами заперт на амбарный замок...

- А вы носите с собой ломик и ножовку! - парировал Вильсон.

История имела продолжение в наши дни.

В заголовке недавно созданной интернетовской газеты для сотрудников лаборатории в память об этом случае была использована заставка - рисунок ножовки.

Некий ретивый администратор, просматривая проект газеты, запаниковал: не поймут ли некоторые молодые сотрудники, особенно прикомандированные к лаборатории студенты-дипломники, этот рисунок, снабженный соответствующим разъяснением, как призыв ломать замки запертых помещений? Чиновник потребовал убрать рисунок. Однако ножовку в заголовке удалось оставить при условии, что будет помещена и фраза: "Мы не предлагаем для преодоления препятствий в работе действительно использовать ножовку!"

Читать далее >>

Последний теоретик

четверг, ноября 12, 2009 17:07

Б. Козловский

«Жизнь сложна. Пути-дороги для людей и науки не прямы, а сложные и часто проходят во тьме. Да, это так. Но я ни на что и не претендую. Вот сижу в своей палате № 143. Слушаю BBC по-английски, жду и надеюсь, что сегодня выпустят и я вернусь домой. Очень хочется!» — писал Виталий Гинзбург в конце октября 1979 года, лежа в больнице Академии наук. Статья называлась «Как я стал физиком-теоретиком и вообще о себе…». Она была бы уместна сейчас

У Борхеса есть рассказ «Тайное чудо» — про писателя, который в момент расстрела просит дать ему додумать роман. Мир замирает: солдаты со вскинутыми ружьями не меняют позы, пули зависают на полпути. Писатель вводит и отбрасывает сюжетные линии, оттачивает до предельной ясности фразы — и когда он ставит точку, все снова приходит в движение и пули находят адресата.

Мне представляется, что нечто в этом духе случилось ровно 30 лет назад, осенью 1979 года, в московской больнице Академии наук, куда привезли оперировать Виталия Лазаревича Гинзбурга. Там появилась самая странная из статей, какие мне попадались в физических журналах, — «Как я стал физиком-тео­ре­тиком и вообще о себе…». Человек, который придумал водородную бомбу (вместе с Сахаровым), судорожно, как в журнале ядерных испытаний перед взрывом, проставляет в рукописи сначала даты, потом часы и минуты — и рассказывает о том, чего не успел. Гинзбургу было очень неуютно умирать в свои 63 года без Нобелевки: «Если просто нет — так нет, а вот если получат другие за то, за что и мне должны были дать…» Читаешь сегодня — и радуешься, что ему достались и эти тридцать лет, и Нобелевка, и даже возможность наговориться вволю перед аудиторией («Единственный талант, который я за собой признаю, — это ораторский. Вот здесь что-то “от Бога”») про то, что бога нет.

Все знают, что Гинзбург был учеником Ландау. При этих словах представляется порывистый студент при седовласом профессоре — но Гинзбург был всего на восемь лет моложе. Эта разница оказалась решающей: Ландау застал свежеотпечатанными пионерские работы титанов-теоретиков по квантовой механике — и влился в поток. Гинзбург не успел. Взамен ему досталась миссия посредника, посла из эпохи титанов в нашу.

У литературоведов есть презрительное клеймо для тех, кто родился в межвременье, — «младший современник». Это Арсений Тарковский или Семен Липкин при Мандельштаме, Павел Антокольский при Гумилеве. Младшие современники живут дольше и первое время выглядят тенью учителей — пока не наступает время, когда их оптика, отточенная предыдущей эпохой, оказывается самым точным инструментом. С физиками иначе, но правило срабатывает так же четко: именно такие люди в зрелости становятся камертонами для разноголосья вокруг. Когда на физфаке МГУ Гинзбург рассказывал про тридцатку нерешенных задач астрофизики, это был взгляд ученого, заставшего рождение современной теории Вселенной. Когда он комментировал последние Нобелевские премии, за этим чувствовалась позиция собеседника Бора и Эйнштейна.

Уже в 79−м Гинзбург дал себе предельно безжалостную оценку: «Попытки что-либо придумать или что-то делать по физике — безуспешны. Времена, когда я с каким-то эффектом занимался “мозговой атакой”, о чем надеюсь написать ниже, видимо, прошли безвозвратно. Да, physics is the game of young, а мне шесть дней назад исполнилось 63». Вместе с Ландау он описал, как вещества теряют сверхпроводимость — это состояние, когда электроны, не встречая сопротивления, легко текут внутри вещества. Гинзбург, вероятно, отловил ту «точку перехода» для собственного мозга, когда новые идеи перестают с такой же невероятной легкостью циркулировать в голове.

Многих теоретиков в старости посещает соблазн изобрести какую-нибудь «теорию всего» — и выставить себя на посмешище, едва в ней найдется первая ошибка. Так произошло, к примеру, с самими отцами квантовой теории — Шредингером и Гейзенбергом. Гинзбург этого соблазна счастливо избежал и оставался безусловным авторитетом до конца жизни.

Время от времени нам хочется представить Пушкина за чтением Ленты.Ру или Эйнштейна со свежим физическим журналом в руках. Как бы они, выдернутые из своего времени, отозвались о новостях? Гинзбург и был таким «выдернутым», и поэтому можно было запросто набрать телефонный номер и узнать, как выглядят наши идеи в глазах легендарной когорты физиков, которым ничего не стоило набросать сценарий рождения Вселенной на салфетке за полчаса.

Теперь такого номера ни в одном справочнике нет.

Источник

Читать далее >>

Зингер против швейных машинок

вторник, ноября 10, 2009 16:32

Когда изобретатель современной конструкции швейных машинок Исаак Зингер впервые увидел предшествующую, практически неработоспособную модель, созданную в 1846 году Элиасом Хоу, он воскликнул:

- Вы намерены отнять у женщин шитье - единственное занятие, которое мешает им путаться в мужские дела!

Тем не менее идея его заинтересовала, и вскоре он разработал свою, усовершенствованную версию, которая завоевала весь мир и с некоторыми модификациями выпускается до сих пор.

Читать далее >>

Объявление

суббота, ноября 07, 2009 22:02

На большом адронном коллайдере утерян бозон Хиггса...

Читать далее >>

На обратном пути

четверг, ноября 05, 2009 16:46

Испанского писателя Мигеля де Унамуно (1864-1936) спросили, как он относится к теории происхождения человека от обезьяны.

- Плохо не то, - ответил писатель, - что он произошел от обезьяны, а то, что он к ней возвращается.

Читать далее >>

Путешествие из Петербурга в Париж

воскресенье, ноября 01, 2009 16:21

Однажды Виктор Гюго подарил своего пуделя по кличке Барон маркизу де Фалета, своему другу, назначенному атташе в посольство Франции в России. Смышленый пес очень нравился дипломату.

Через несколько недель после отъезда маркиза Гюго получил от него письмо, в котором тот сообщал, что собака пропала и, хотя на ноги была поставлена вся полиция русской столицы, найти пуделя не удалось.

Прошло еще несколько месяцев. Как-то вечером, когда писатель работал, сидя за столом, за дверью послышался лай. Гюго открыл дверь, и ему на грудь бросился Барон - изможденный, грязный, с лапами, стертыми до крови. Он самостоятельно вернулся из Петербурга к хозяину и прожил у Гюго еще семь лет после этого путешествия.

Читать далее >>

Наш RSS

Наша RSS-лента


Enter your email address:

Delivered by FeedBurner


Ярлыки