Семейные роботы

суббота, октября 25, 2008 13:11

На выставке Robo Japan 2008, которая состоялась в октябре в Pacifico Yokohama Hall

Семейный развлекательный робот Крошечный гуманоид I-SOBOT

компания Speecys продемонстрировла массу талантов у из SPC-101C программируемого семейного развлекательног робота (слева). А компания Такара Tomy представила крошечных гуманоидов I-SOBOT (справа).

Источник

Читать далее >>

Вредные лекции о науке

пятница, октября 24, 2008 17:45

 

Козлов Н.И. Вредные лекции о науке

Спорно, категорично, но оригинально и интересно. И, как ни печально, многое - Правда.

"Наука - великолепный тихий заповедник, куда так удобно сбежать от людей и жизни: сиди себе с книжечкой и ощущай себя нужным и умным."

"По мнению же специалистов по социальной магии, написание диссертации - это символическая жертва в обряде научной инициации, удостоверяющая, что диссертант является лояльным в отношении главенствующей в науке школы, признает ее авторитеты и готов включиться в принятые здесь игры."

"Наука ничего не делает ни с головой, ни с душой человека, она только усиливает его руки. Дурак становится вооруженным."

Источник

Читать далее >>

Первая вредная лекция: Исторический экскурс

четверг, октября 23, 2008 17:32

Козлов Н.И.

Рождение Науки

Наука сочинила о себе легенду, будто она - умный и добрый ребенок Нового времени. Вот было тёмное Средневековье, а потом пришел свет Науки. Молодая, но честная, она вступила в тяжёлую борьбу с магами, колдунами и религией, придумала эксперимент и стала добывать точные знания, чтобы на смену сказкам и поверьям дать людям правильную картину мира. Её главная и очень благородная цель - изучив природу и познав её строгие законы, по­ ставить её (природу) на службу человечеству.

Конечно, все было не так.

По крайней мере рождалась Наука по-другому, и её отношения с Церковью и Магией изначально дракой вовсе не были. Церковь была её мамой, Магия - её сестрой, и эти род­ственные отношения были такие же, как в обычной семье - вначале вполне дружные, а потом - ...разные. Хорошей мамой была Церковь или плохой, но родила и вы­кормила европейскую Культуру и Науку именно она. Всё созревание современной европейской цивилизации за длительный период Средних веков происходило под эгидой Церкви (в первую очередь католической), в её духовенстве, монастырях и основанных церковью университетах. Светские властители, за редкими исключениями, были чужды науке. Так вот: с мамой-Церковью Наука стала ссориться только тогда, когда захотела жить совсем отдельно и своим умом.

Ну какая мама это просто так позволит !

Тем не менее, все нормальные учёные делали Науку и прекрасно верили в Бога, а ежели и ссорились, то не с религией, а с Церковными Догмами.

Мамиными категорическими высказываниями.

Наука была молода, а молодые всегда не любят, когда старшие их учат противным голосом. Впрочем, как только Наука оперилась и получила в руки власть, она пошла тем же проторенным путем: назвала себя Правильной, то-есть Официальной Наукой, создала Догмы свои, научные, и с тех пор пинает еретиков от науки так же жестко, как в свое время - её мама-Церковь.

Так что, если ребенок в младенчестве и был добр, то позже его характер испортился.

Со своей сестрой - Магией наша молодая Наука долгое время жила душа в душу. Долгое время - то есть почти всю историю человечества. Некоторая наука, как основа любого ремесла, и некоторая магия, как основа человеческой жизни, сопровождали человеческую историю всегда. Величествен-но и гордо Здание Науки начало в Европе строиться и поднимать-ся только в XVI - XVII веках - и, что интересно, рядом и вместе с расцветом магии и колдовства. Любой крупный учёный того времени - одновременно маг и чародей.

Парацельс заложил основы химии, трудясь на этом поле лишь по совместительству; по призванию же он был чародей - Алхимик. Философ. Поэт. Он верил, что если металлами заниматься, как детьми, то они растут и становятся благородными. И тогда появляется - Золото. Самое важное - стать хорошим педагогом, к чему Парацельс всей своей жизнью и стремился.

Говоря на современном языке, учёный и маг - это просто разные научные школы. А если шире и по сути, это были два очень разных взгляда на мир. И по крайней мере один из них - без всякого изучения! - вам знаком так же, как знакома вам ваша душа.

Если , конечно , вы хоть когда - либо были Ребенком .

 Когда проходит детство

Колдуй, бабка, колдуй, дед...
Помните?

Для ребёнка мир всегда - живой. Живой и страшный, если Великие Силы его не любят и ругаются. Или добрый и светлый, если мамины глаза - такие. И любой ребенок всей душой знает, что такое - Волшеб­ство. Волшебство - это то, что не бывает, но это невозможное, которое есть. Понятно, что этого быть не может, но это - вот есть.

Сказал заветные слова, и у тебя в руке сразу - сто эскимо!

В этом мире - там, далеко! - живет добрый Дед Мороз и Прекрасная Фея, которую ты часто видишь во сне в прозрачной - призрачной - голубой накидке. Это - волшебство.

И каждый ребенок в глубине сердца в это верит. Он верит, что если попросить очень-очень, из всего сердца - то этот день не кончится никогда. И бабушка - не умрет, и папа не будет ссориться с мамой.

И ребенок живет в этом - очень живом, страшном и прекрасном - волшебном мире.

А потом тебе говорят: "Пора взрослеть!", и тебя вводят в мир (Здание? Храм? Конуру?) Науки. Тебя учит умный папа и методичная школа, которые рассказывают о мире совер­шенно другие, чем ты думал, вещи.

Оказывается, УЧЕНЫЕ МОГУТ ВСЕ, надо только узнать ЗАКОНЫ ПРИРОДЫ. Они всегда одни и те же и совершенно неживые.

То-есть вредными не бывают, тебя не подслушивают и бояться тебе их совершенно нечего!

А самое главное, если их в Природе разглядеть и узнать точно, то этими Законами можно пользоваться всег­да совершенно задаром. Если я тоже стану учёным, я тоже будут уметь ими пользоваться и тогда смогу всё. А если я не смогу что-то сделать сразу, то знаю, как это сделать можно: другому, другое время или при других условиях.

Возможно все, надо только быть ученым - и сообразить.

Учёные могут всё, но НЕКОТОРЫЕ ВЕЩИ НЕ МОЖЕТ НИКТО. Потому что если по Закону Природы чего не положено, то тут уж ничего не поделаешь. И если я знаю, что это - невозможно, то надеяться не на что. Колдовать и пла­кать бесполезно, потому что чудес - нет.

И НИКТО - там! - тебя не услышит. ИХ уже нет. ОНИ ушли из твоего мира. Твой мир - уже мертв.

Что наделали учёные

Учёные много потрудились над тем, чтобы мир расколдовать и сделать его неживым. Точнее, чтобы мы с вами ТАК видели мир. Это было непросто, ведь научная картина мира органична людям только шизоидного склада и большим трудом внедряется в души всех других.

Тем более - женщин, которые гадают, причитают, заклина-ют или просто беседуют с кошками: "Порядочные кошки так не поступают!"

Для большинства женщин Наука с её гипотезами и экспериментами - мужская игрушка, которую им несложно ответить на экзамене и даже когда-то использовать на работе. Но чтобы этим жить?? Нет, мир науки ей противоестественен, и предав живой мир чародейства, она предала бы себя. Душа женщины созвучна магическому миру, и это знали все мудрецы и Маги. Маг видел в мире - Женщину, которую надо подкупать, соблазнять, с которой на крайний слу-чай можно договорить­ся - но которая всегда оставалась Тайной.

И мир был прекрасен, как Женщина и Тайна.

Учёный же сделал из мира - Проститутку, которую всегда можно заказать по телефону и поиметь. Естественно, не бесплатно, но без переживаний, ухаживаний и других заморочных хлопот.

В общем-то многие именно поэтому их и предпочитают. Ученый - властитель над миром природы, а природой мы называем то в мире, что мы победили.

Мир - точнее, тот мир, который видит и делает Наука, можно использовать, но нельзя любить или уважать. В этом мире нет кайфа - есть специфическое раздражение определенной группы нейронов, нет Любимой - есть социальный субъект, отвечающий нашим базисным потребностям. В этом мире нет Святынь, и погибший ребенок для Ученого Анатома - только тело, в котором прекратились процессы жизнедеятельнос-ти.

Учёные сделал мир понятным и предсказуемым. Они мир препари-ровали, разложили на атомы, пришпилили законами и уложили в исчисляемые таблицы. Мир стал мёртвым. И надеяться стало не на что. Что надеяться? Вот это - будет точно. А этого - не будет никогда. А потом ты умрешь и не будет ничего.

 Чем победила Наука

Мертвые - не подводят.
Очень важное соображение

Сказку про твёрдый и мёртвый мир придумали Ученые. Собственно, она была известна и раньше, но залезла на место официальной религии лишь в XVII веке, когда На­ука стала — Королевой.

Наука стала Королевой тогда, когда ее мужем и королем стал Капитал, точнее - капиталистический дух рационализма и свобод-ного личного предпринимательства. Сестра Науки, Магия, тоже боролась за этого завидного жениха, но в конкуренции проиграла. Смелые духом и богатые деньгами все чаще выбирали Науку, и Колдуны все чаще переквалифицировались в Учёные. Почему?

Ответ, к сожалению, незатейлив: в условиях развития машинного производства именно Наука обещала больший до­ ход.

А я повторю: на дворе, батенька, уже брезжил капитализм.

Магия - дело ненадёжное, и заклинания срабатывают не всегда. Живой, магический мир откликается волшебством только тогда, когда обращаешься к нему с душой, а если дух твой упал или душа поизносилась - не обессудь, мимо денег.

Ну что тут долго объяснять, это как с женщинами. Тут всё как было, так и осталось.

А в Науке можно вырабатывать продукт, не вкладывая душу. Конечно, на этапе разработки душу вкладывать, а то и закладывать, - приходится, но зато когда закон открыт и машина заработала... Закон природы, он и в Африке закон природы, кнопку нажал - машина продукт выдаст. Наука! Наука - тогда еще в зародыше - становилась многообещающим звеном машинного, то есть бездушного, производства. Ма­шины эксплуатировать проще, чем душу, и из машины мож­но выжать больше, чем из души. И, главное, надежно: мёртвое - не подводит.

 НАУКА - ТОТ МИР, ГДЕ МОЖНО ВЫРАБАТЫВАТЬ ПРОДУКТ, НЕ ВКЛАДЫВАЯ ДУШУ

Фаусты и девки

Френсис Бекон, заложивший в основание Науки все главные булыжники, был хорошим практиком и проповедовал, что получать от науки только знания - всё равно, что жениться на любимой и не иметь от неё детей. Истинная задача науки, по его мнению, распространить МОГУЩЕСТВО человека на весь мир. Магию он отвергает лишь потому, что она бессильна, но цель его точно такая же, как и у чародея — ВЛАСТЬ. И большее удобство жизни.

Цель эта сама по себе неплохая - жаль только, что цену пришлось платить непомерную.

Встав лицом к Знаниям, основатели Науки повернулись спи­ной к Мудрости. Мудрец искал то, как свою душу, свои же­лания получше подчинить миру, по крайней мере - как с миром подружиться; плоды его поисков - владение собой, добродетель. Маг и Учёный ищут другое: как мир получше подчинить своим желаниям. Плоды их поисков - владение миром, эффективно работающие машины.

Которые за меня все сделают .

Основатели Науки открыли мир, на двери которого написа-но: "Истина", а за дверью слышался звон монет и взвизгивания девок. И многие Фаусты устремились к этой двери...

Собственно, Наука и Деньги с тех пор не разлучались никогда.

Источник - Оформление


Читать далее >>

Вторая вредная лекция: Социальные основы Науки

среда, октября 22, 2008 16:43

Козлов Н.И.

В науку идут много хороших и творческих людей - ровно потому, что торговля сникерсами их никак не воодушевляет, а тут, в Науке, хотя бы голова употребление имеет. Плюс что-нибудь полезное придумать можно, а то, глядишь, и открытие какое-нибудь сделаешь, продвинешь человечество по пути прогресса.

У меня нет никаких сомнений в их благородных намерениях, но отношение к продуктам Науки у меня несколько другое. Поясню.

Если ваш ребенок увлекся вытачиванием палок с гвоздями, которыми можно здорово шарахать по голове всех, кто его обидит, то, я полагаю, вы постараетесь эту его творческую деятельность прекратить. Хотя - хотя в процессе работы он сидит тихо, никому не мешает, да и работать с ножом учит­ся, учится самостоятельности и усидчивости - хорошим че­ловеческим качествам. Пользы много, верно, но пусть бы он занялся чем-нибудь другим. Потому-что делает он - палку с гвоздями. А при чём тут палка с гвоздями?

На что работает Наука

Существует заблуждение, что развитие науки определяется талантом ученых, которые в ней работают. Конечно, это не так. То есть подпихнуть-то науку вперед они могут, но расцвет науки обеспечивают не они. Расцвет науки обеспечивает её богатое финансирование.

Которое, естественно, дает возможность талантливым людям проявить себя и успешно двигать свою любимую науку.

Деньги есть у Богатых, то есть у тех людей, которые дорвались до больших денег и хотят их ещё умножить. Естествен­но, просто так они деньги в науку не дадут никогда - только под конкретные разработки, обещающие им деньги ещё большие.

В XV веке медицина стояла в одном ряду с ткачеством, земледелием и охотой и, по большому счету, наукой не считалась, сейчас это - сильнейшая научная индустрия. Почему? Поинтересуйтесь доходностью и поймете причину.

И ещё деньги есть у Государства, то есть у группы людей, которые дорвались до ОЧЕНЬ БОЛЬШОЙ власти. Нужна ли им Наука? Нужна: такая и столько, чтобы иметь власти ещё больше. На это они деньги дадут и постараются проследить, чтобы Учёные эти деньги - отработали.

 
– Скажи, ну кому нужен бильярдный шар
с растущими на нем волосами?

Поэтому мнение, что учёные заняты ПОИСКОМ ИСТИНЫ, сущест-венно неверно. Здание Науки состоит из трёх домов, и в каждом доме обитатели заняты своим. В первом доме, точнее, в подполь-ной, но достаточно прос­торной хижине, живет симпа­тичная тусовка, занимающаяся тем, что им ИНТЕРЕСНО. Кроме трёпа, им бывают интересны и исследования, вполне науч­ные, имеющие только один минус - не нужные никому, кроме их авторов. Впрочем, авто­ров это не заботит нисколько, поскольку они открыто и с гордостью признают, что для них Наука - это удовлетворение личного любопытства за государственный счет.

Точнее, за наши с вами деньги .

Второй дом здания Науки обслуживает народное хозяйство. Этот хиреющий филиал живет в основном на подачки и более всего ищет, где бы подзаработать хоть какие-то реальные деньги.

Чем меньше там Науки и больше Мастеровых, тем для этого филиала - и людей - лучше.

В главном же, третьем доме Науки жизнь кипит. Там обычно оказываются и деньги, и талантливые учёные. Но эти учёные делают вовсе не то, что нужно людям, они делают то, что нужно людям у руля. Людям же у руля более всего нужна власть, а власть надёжнее всего обеспечивается оружием. Поэтому основной корпус Большой Науки, ее флагман, линкор, крейсер и буксир, занят выполнением заказов государственного военно-промышленного комплекса.

Самые боевые группировки выполняют самые боевые задачи.

Вы помните - в начале века физика была одной из самых бедных наук, и расцвела она не от уравнения Шредингера. Она расцвела тогда, когда пообещала Атомную Бомбу. Она стала перспектив-ным убийцей, и тогда Государство заметило и полюбило ее. Физика стала - королевой наук.

Вспомните далее, отчего вдруг немного позже, вслед за физикой, так резко рванула вперед наука микробиология? Верно, после того, как она смогла по­обещать боевикам у власти такие средства, чтоб в один момент испоганить генофонд многочислен-ных соседей во все стороны от наших границ.

И тогда ей средства - тоже выделили.

Основы наук должны знать все, и они таковы: если твоя Наука государством не финансируется - значит, ты ничего не сделаешь. А если твоя Наука финансируется хорошо - значит, тебя финансирует военно-промышленный комплекс. Уважаемый коллега, я понимаю, что тебе тоже надо есть и что ты больше ничего не умеешь, но повесь себе на стеночку: если ты работаешь в Науке - ты работаешь на уничтожение человечества.

ЕСЛИ ТЫ РАБОТАЕШЬ В НАУКЕ -
ТЫ РАБОТАЕШЬ НА УНИЧТОЖЕНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

Я уже это писал, повторю еще раз: более всего я желаю, чтобы вы ужасно разозлились и доказали, что я совершенно не прав. Жизнью своей доказали. Я мечтаю оказаться неправым.

ВОЗРАЗИТЕ МНЕ - ЖИЗНЬЮ!

Источник - Оформление


Читать далее >>

Третья вредная лекция: Внутренняя жизнь Науки

вторник, октября 21, 2008 16:08

Козлов Н.И.


Кто идет в Науку

Наука - это отрасль промышленного производства, но отрасль с особенностями. Конк­ретно: самые учёные читают учёные книжки в научном зале Ленинской библиотеки, а я туда забрел и смотрю: что это за люди?

 Умных людей среди них много, красивых и сильных - единицы. В основном - слабые и убогие. Наука - великолепный тихий заповедник, куда так удобно сбежать от людей и жизни: сиди себе с книжечкой и ощущай себя нужным и умным. Они ушли в Науку, чтобы по­ меньше жить с людьми, и будут делать такую Науку, которая чем меньше людей касается, тем лучше.

И похоже, у них это очень неплохо получается.

В Науке есть, конечно, и другие деятели, и они в Библиотеках бывают реже. Научная карьера — неплохой путь для бодрых прохиндеев. Пять лет побалдеть в вузе, скидывая сессии на природном обаянии и наглости. Подсуетиться в аспирантуру и любым способом защититься, потом найти покровителя и с его помощью - уютное, никому не нужное НИИ. Финал - немного поработав локтями, самому стать там маленьким начальником и иметь стабильную зряплату.

А что не пыльно и уважаемо. Не ящики же грузить !

Следующий типаж - искатели Интересного. Вот красивая девушка с живыми глазами заразительно смеется. Она никогда не будет делать то, что она по-настоящему МОЖЕТ, тем более — что просто НУЖНО, она делает то, что ей ИНТЕРЕСНО. Интересный человек, интересная книга — пусть пустой и пустая, но ведь — занятно! Ей не важно где работать и делать что, ей хоть Наука, хоть Театр, лишь бы работа не была скучной. И если она занимается Наукой, она ведь занята не Наукой, она занята своим обычным делом: развле­чениями.

Девочкой она всегда мечтала иметь красивые игрушки, но их, видимо, ей не хватало. Или родители не разрешали. А потом она повзрослела и теперь может только в свои игрушки и играть. Игрушки немного другие, чем в раннем детстве, но так же быстро надоедают.

Занимаются действительно Наукой, а не решают свои личные проблемы - похоже, единицы. А те, кто при этом еще остаются Людьми и, занимаясь Наукой, заботятся о Жизни Человеческой - ау! Откликнитесь! Нет ответа...

Впрочем, скорее всего, им просто не до "Откликнитесь". Они заняты делом .

Диссертация

Пап, я кашу не хочу!
Видишь ли, сынок, при рассмотрении поднятого в данном высказывании вопроса нельзя не учитывать всю совокуп-ность имеющихся в наличии данных. В частности, мама выдвинула предположение, что ввиду похолодания будет полезно повысить темпе­ратуру твоего тела путем поедания тобою овсянки.
Кроме того, ввиду вышеупомянутых температурных условий твои связанные бабушкой перчатки и паль­то с теплой подкладкой и капюшоном несомненно должны быть надеты.

В семье научного работника

Введение в предмет

Основным продуктом серьезной научной работы является, безусловно, написание диссертации. (Примечание: Подробнее смотри об этом нормативный сборник "Материалы ВАК". — М.: Высшая школа, 1987, 13—18.) На сущность и функции диссертационного исследования существуют различные, нередко взаимоисключающие друг друга взгляды. Упомянем основные из них.

Социальная сущность диссертационного исследования

Для социально ориентированных практиков, диссертация - это самое длинное заявление на повышение заработной платы. Рассматривая процесс написания и защиты диссертации с точки зрения истории культуры, специалисты находят аналоги этому в древних ритуальных танцах и рассматривают дан­ный феномен как чисто ритуальное действие, эксплицирующее актуальные установки диссертанта и служащее признанию их соответствия нормативным ожиданиям социальных институтов. По мнению же специалистов по социальной магии, написание диссертации - это символическая жертва в обряде научной инициации, удосто-веряющая, что диссертант является лояльным в отношении главенствующей в науке школы, признает ее авторитеты и готов включиться в приня­тые здесь игры.

Дети и дикари выражают это еще прямее: "Примите меня, я свой. Ваш Вождь — мой вождь ! Подарки принес, служить вашей тусовке готов".

Диссертацию защищают, чтобы она защищала его - как Талисман. Гуляющий по полю Науки без этого Талисмана будет, вероятнее всего, скоро съеден.

Основные характеристики предмета исследования и его социальные функции

Учитывая, что безграмотных людей среди молодых учёных немало, надо признать, что написание диссертации является делом в целом полезным. Во время её написания они читают книги и делают из них выписки, что вообще-то повышает общий культурный уровень.

. • Хотя с такой же частотой набивает голову научным мусором.

Делая и редактируя текст уже свой, ученики от науки обучаются связной членораздельной речи и правописанию. Приводя текст к приличному виду, диссертанты начинают обращать свое внимание на стилистику и в некоторых случаях даже усваивают логику.

•  Хотя обычно для диссертации последнее необходимо мало.

Принято, чтобы диссертационное исследование опиралось на фактический материал, но при наличии его отсутствия выручают этнографические описания: что где по научной жизни происходит и что по данной тематике вообще думают некоторые коллеги по несчастью. Это всегда хорошо, потому что занимает много места, а текст оказывается защищенным, поскольку такая информация самая что ни на есть твердая и фактическая.

•  Пусть и пустая.

Текст, кроме этого, обязательно делается научным, то есть пишется специальным тяжелым стилем и специальными словами, которые называются научной терминологией. Делается, это, как правило, от страха, чтобы редкий будущий читатель не сразу догадался о том, что с самого начала и так печально ясно нашему автору: весь его текст — ахинея.

Так пишут практически все. А кто, уважая себя, пишет не так, тот из науки уходит.

Нормальная диссертация по гуманитарным дисциплинам - это собрание общих мест, то есть принятых в данной школе мировоззренческих суеверий. А если вам представили: "Кандидат философских наук", знайте — перед вам, как правило, просто ремесленник средней руки, делающий рефераты работ других специалистов.

И вставляющий по ходу переписывания свои вкусовые замечания, что и называется его личным вкладом в науку Философию.

Заключение: практические выводы

На самом деле, написание настоящей правильной диссерта­ции является достаточно специальным видом литературной и социальной работы, поэтому ориентированные по жизни лю­ди делают всё проще: просто платят специалисту, который великолепно защищабельную диссертацию напишет практи­чески на любую заказанную вами тему.

Конкретно: будет нужда, дам телефончик.

Правда, кроме гуманитариев, есть физики и другие предметники, и научные исследования по естественным дисциплинам делаются немного по другим правилам. Однако...

Инструкция для читателя научных статей

Науку делают люди, то есть когда-то халтурят, выдают желаемое за действительное, обманывают и обманыва­ются. И только наивный, не знающий очевидную для посвященного подноготную, принимает за чистую монету то, что читает в серьезном Научном Исследовании.

Не будьте наивным.

Мне повезло, мне ещё на заре студенческой юности посчастливи-лось найти исключительно практичную инструкцию, помогающую делать квалифицированную расшифровку научного текста и пере-водить его на русский язык. Нашел я это в весёлой книжке Физики шутят, но могу сказать уверенно: ничего более серьёзного я на эту тему - не встречал.

Кстати , две картинки — оттуда.

Итак, ИНСТРУКЦИЯ ДЛЯ ЧИТАТЕЛЯ НАУЧНЫХ СТАТЕЙ

Что доказывают факты

Вам могут врать, что Наука отличается от Магии крити­ческим здравомыслием, тем, что научные знания основываются на фактах, а Магия - на вере. Это - неправда. На фактах основываются все, включая сумасшедших. Вопрос всегда в том, на каких фактах кто основывается и как их толкует.

Вы помните, как было доказано, что у кузнечика уши - на ногах? Кузнечику ноги оторвали, говорят: "Прыгай!", а он уже не прыгает не слышит.

Настоящие ученые как-то уже давно в курсе, что Знание приходит не от накопления фактов.

Если вы скажете серьезному Ученому, что истинность доказывается фактами, он рассмеется вам в лицо. Факты конкретного ученого-исследователя доказывают только то, что видит в них для себя этот конкретный ученый.

И во что согласны верить его друзья, ученики и другие из его же кормушки.

Приверженцы же конкурирующей группировки вам убеди­тельно расскажут, что факты этого исследователя - во-первых, вовсе не факты, а, во-вторых, если что-то и доказывают, то вещи прямо противоположные.

Как правило, в конце-концов аргументация побеждает у того, сторонник чьего мнения становится директором профильного Института.

Сказка про Гипотезу - красавииу и Добрых молодцев, которые, похоже, почти ни при чем ...

–  Я умею отгадывать мысли, но только за деньги: такса пять рублей. Думайте, думайте... О, отгады­ваю: вы сейчас едете из отпуска домой.
– Ну, правильно! С меня пять рублей.
– Думайте, думайте... Вы едете домой... к жене!
– Ну, да...
– Думайте, думайте... Вы едете к жене... разво­диться!
– Великолепно!!! С меня сто рублей!
– За что?!
– Это - не мысль. Это больше, это - идея!

Думайте, думайте...

Домохозяйки и студенты-первокурсники уверены, что наука делается пристойно: собираются факты, на их основе рождаются гипотезы, гипотезы проверяются экспериментом, в результате получаем правильное и надежное знание, расширяющее и углубляющее наше представление о мире. Сами учёные лишены подобной невинности и знают, что дело обстоит существенно веселее, а именно с точностью до наоборот. Они знают, что Наука начинается не с Фактов, а с Предвидения Фактов. С Идеи - с задумки или озарения.

• В Науке эта девушка называется — Гипотеза. Откуда и как она является, тайна сия велика есть, и учёные предпочитают тут не исследовать, а молиться.

Эта Гипотеза - девушка своенравная, но желанная всеми, ибо только она может родить Знание. И даже много. Знания, правда, знаниям рознь, и стоящими в Научном Государстве признаются только те, что родились от её законного брака с Фактами.

Хотя и Факты разные бывают.

Так вот, живет в Научном мире сказка старая про то, как Гипотеза женихов себе искала, и рассказывается она так:

Собрались как-то Факты - добры молодцы, зовут Гипотезу -красну девицу. "Нет, - сказала им Гипотеза, - не любы вы мне, потому что есть среди вас и крикуны глупые, и пустышки дутые". Смутились Факты, разобрались меж собой, пришли к милой девушке Гипотезе снова. Убедилась Гипотеза, что Фактов много и все как на подбор: серьезные и основательные, тогда оформилась, как полагается, и сделала с ними Официальный Эксперимент, и даже не один раз. Родились скоро у них Знания, много Знаний, один другого сильнее и краше.

Да... Бывает, правда, и по-другому. Бегает по деревне растрепанная и худосочная девка Гипотеза, Знанием уже беременная, ищет себе Фактов, чтобы задним числом прикрыться. Нашла кого-ни-попадя — и вот на тебе, Знаний наплодила. Только Знания те мелкие, бледные и кривые, и поэтому - не работают...

Так-то, детки: плохая Гипотеза Фактов себе ищет, к Гипотезе-Красавице Факты сами бегут. А самое главное то, что главным лицом в сказках этих завсегда Гипотеза оказывается. Чем краше и плодовитее она, тем больше умных и крепких Знаний она нарожает. А Факты что? Была бы Гипотеза - Факты найдутся.

БЫЛА ВЫ ГИПОТЕЗА - ФАКТЫ НАЙДУТСЯ

Факты Магии

Кровь — это вещество или существо?
А тело
свято? Оно состоит только
из частей и органов — или имеет лицо?

Вопросы Розанова

Магия тоже основывается на фактах, просто - других. Её факты из другого видения мира, из видения мира - живым.

От чего растут мышцы и формируется атлетическая фигура? Наука утверждает, что от питания и тренировки, и приводит доказывающие это факты. Факты совершенно правильные, но они доказывают только то, что такое понимание может быть, а не то, что другое понимание — быть не может. По­тому-что я приведу факты другие, и они дадут и обоснуют понимание другое.

Точнее , если у меня другой взгляд, другое понимание, то я вижу и знаю другие факты. Было бы понимание, факты - найдутся .

Я знаю, что тело - живое, оно расцветает и сильнеет тогда, когда чувствует к себе любовь и внимание. Не нагрузка - питание тела, а любовь к нему, внимание и забота. Если те­ло мучить нагрузками без любви, трудить бесчувственно, оно ссыхается и начинает болеть.

Не характер нагрузки формирует тело, а вера и видение. Бе­решь на грудь Великий Вес, с которым видишь себя Велика­ном - тела прибавляется, и скоро ты будешь великаном. Нагружаешь себя небольшим весом, но много и часто - по­следи за собой! - ты же глазами, вниманием и душой видишь, как тело поджимается, становится собраннее и четче. Ты начинаешь видеть и чувствовать себя другим, верить в себя другого - и становишься таким.

Факт.

Утренняя зарядка полезна не ранней нагрузкой - любой специалист вам скажет, что нагрузка сразу после сна ско­рее - вред. Утренняя зарядка полезна тем, что, чувствуя себя в зарядке, ты массажировал свои мышцы вниманием, питал их заботой, воспитывал их верой. И тело - ожило. Пять минут зарядки с душой дают больше, чем полчаса из-под палки и без души.

Факт ?

Источник - Оформление


Читать далее >>

Четвёртая вредная лекция: Лицо современной Науки

понедельник, октября 20, 2008 15:21

Козлов Н.И.

Вклад Науки в Культуру

Без всякого сомнения, наука вносит огромный вклад в человеческую культуру и, конкретно, в душу каждого человека. Конкретно, наука учит тебя ненасытности. Теперь, под её наркозом, как бы много ты ни достиг, скольким бы ты ни овладел, тебе всегда будет этого мало. Ты будешь постоянно бежать за горизонтом, уже будешь видеть, как много прекрасного — удивительно прекрасного откроется вот-вот, но горизонт будет каждый раз убегать от тебя все дальше.

И ты будешь страдать от этого всегда. Правда, здорово?

Наука и техника изобретет тебе еще более совершенный видеомагнитофон — и ты будешь бегать за деньгами для него, потом бегать за ним, а потом с ещё большим энтузиазмом с его помощью будешь убегать от жизни.

Авраам или какой-нибудь крестьянин в прежние эпохи умирал "стар и пресытившись жизнью". Он пресытился жизнью — она дала ему всё, и он всё от нее взял. Его жизнь действительно кончилась — не физически, а содержательно, духовно, она благополучно исчерпалась, и её можно было спокойно закрывать.

А ты будешь умирать голодным не по куску хлеба , а по вкусу жизни . И чем твоя жизнь была прекраснее , тем больнее тебе будет с нею расставаться .

Твой голод и твою боль создала и подарила тебе — твоя Наука, твоя Техника, твоя Культура.

Меня часто упрекают за заносы и преувеличения: вот, ради красного словца, лишь бы эффектно, и в результате такие перегибы. Берите, Н.И., пример с мудрых людей, они говорят взвешеннее. Беру. Собственно, только с них я пример и беру.

Христос, Сенека, Будда, Лао-цзы, Кант, Толстой, Торо, М. Вебер, К . Льюис... Мало?

И если вы хоть сколько-нибудь интересовались историей культуры и мудрецов читали, а не только почитали, то вы обвините Козлова в другом:

ЧТО Я ИХ ПРАКТИЧЕСКИ ЦИТИРУЮ.

Просто я цитирую из них то, что цитировать из них - не принято. В чем, на взгляд современной прогрессивной Науки, они не правы.

Все не правы .

Современная прогрессивная Наука

Конечно, достижения современной прогрессивной Науки велики и неоспоримы. Можно спорить, что составляет её авангард и сердцевину - естественные или гуманитарные Науки, но все они достаточно согласованно и дружно двигают Прогресс человеческого общества.

Юриспруденция внушительно обосновывает пожелания текущего правительства и оформляет государственное насилие в регулярные и привычные для народа рамки.

Наука и техника Военного дела учит, как людей превращать в баранов, и, аккумулируя достижения родственных ей наук от баллистики до психиатрии, создает возможности эффек­тивного убийства в массовых масштабах.

В противоположность этому, современная Медицина — это наука о том, как поддерживать жизнь в тех, кто о ней со­вершенно не заботится, а то и просто её недостоин. Впрочем, главные свои достижения Медицина совершила благо­даря тесному содружеству именно с Военным делом.

Исторические науки о Культуре очень важны. Они рассказы­вают, почему хорошо то, что в данной народности привычно, и какие развлечения особенно желательны с точки зрения власть имеющих.

Все это конкретизируется в Эстетике. Эта наука, придуманная Баумгартеном в 1750 году, обслуживает в первую оче­редь скучающих по развлечениям и попереживаниям лентя­ев, а также таких лентяев активно создает. Консилиум её специалистов умно обсуждает, как еще эффективнее отвлекать людей от того, что должно, и привязывать их к тому, что тешит рецепторы — к приятному.

***

Наука делает человека сильнее — верно, только в каком направлении и есть ли это благо? У человека есть дурь, есть лень, есть желание развлекаться или мстить — поправит ли она такого человека? Поправит ли она нас с вами? Нет, наука только услужливо поможет эту дурь наилучшим образом воплотить.

Наука ничего не делает ни с головой, ни с душой человека, она только усиливает его руки. Дурак становится вооруженным. Когда во дворе дети начинают бегать с палками, умные взрослые обычно эти палки забирают и это баловство прекращают. Наука же - это фабрика по изготовлению все бо­лее страшных дубин детьми, сбежавших из-под контроля. Что нам делать, как устроить нам свою жизнь - на эти вопросы Наука не ответит никогда, сколько бы самых высокооплачиваемых профессоров не встали в позу пророков. Или ты профессор от Науки — и тогда ты не Пророк, или ты Пророк — но тогда ты вне Науки.

Наука не дает - Путь, Наука дает только - Силу


Вот мы и здесь.
Ну и что?

Источник - Оформление

Читать далее >>

Искусство верить в науку

воскресенье, октября 19, 2008 14:46

Юрий Ревич

С разницей в пару недель в прессе, составляющей обычный круг моего чтения, появились переводы двух статей апологета "стро-гой науки" Майкла Крайтона. Один на сайте "Русского Журнала" (ссылка в настоящее время не работает), другой - в "Компьютер-ре" (речь идет о статье "Инопланетяне как причина глобального потепления"). Тенденция, однако.

Некоторые утверждения Крайтона, мягко говоря, так необычны, что неискушенный читатель может подумать, будто последние десятилетия ученые только тем и занимались, что морочили обывателю голову неизбежным экологическим кризисом, ужасами "ядерной зимы", глобальным потеплением и прочими катастрофами. Чего стоит одно утверждение, что в результате запрета ДДТ миллионы людей погибли от голода! Оказывается, проклятые империалисты многие годы скрывали, что ДДТ - яд и канцероген - на самом деле не опаснее питьевой соды. Вот ведь как!

Что это? Очередной псевдонаучный бред или крик души честного ученого, отчаявшегося пробиться через стену официоза? Напомним (см. комментарий Владимира Гуриева к упомянутой публикации в "КТ"), что Крайтон вовсе не ученый - он знающий и талантливый беллетрист-популяризатор. В своей речи Крайтон обвиняет группу Карла Сагана (разработавшую известный сценарий "ядерной зимы", согласно которому глобальный ядерный конфликт вызовет необратимые изменения в климате и, как следствие, гибель практически всего живого на планете) в том, что они не наукой занимались, а политикой, пиаром. Справедливости ради нужно отметить, что Крайтон занимается в точности тем же самым (впрочем, писателю это простительно). Потому мы не будем сейчас останавливаться на "фактах", которые приводит Крайтон (ничем их не подтверждая и даже не давая ссылок на подтверждающие публикации, что само по себе настораживает). Не специалисты мы в затронутых Крайтоном вопросах, чтобы аргументированно спорить с ним (тем более, что, по крайней мере, часть его утверждений, вероятно, справедливы - см. ниже). Мы попробуем взглянуть на ситуацию шире.

Крайтон - ярый приверженец "истинно научного подхода". Он не признает авторитетов и научного консенсуса. И надо сказать, что в этом он прав. Наука устроена так, что мнение одиночки очень часто (в истории тому немало примеров) перевешивает мнение большинства. Но беда в том, что Крайтон, будучи убежденным технократом, не видит простой вещи: и к живой природе вообще, и к человечеству в частности научный подход в общем случае неприменим!

Объясню, что я имею в виду. Начнем с того, что наука сама устроена не "по-научному". В отношении "самой научной из наук" - математики - это показали Гёдель, Чёрч и Тьюринг: математика не может быть выстроена строго логическим путем; на каком-то этапе обязательно возникает "невычислимый" вопрос, ответ на который можно дать только в результате некоего озарения, догадки, то есть совершенно "не научным методом". Еще интереснее наблюдения биолога и философа Людвига Флека: в 1946 году в работе "Проблемы науковедения" он описал событие, имевшее место в концлагере Бухенвальд. Для решения непростой проблемы создания противотифозной вакцины некомпетентные в этом вопросе военные власти собрали коллектив, состоявший из одних недоучек, которым (с единственной очевидной целью - выжить) удалось убедить начальство, что они ученые. Попав в неплохо оборудованную лабораторию, они, естественно, старались изо всех сил, чтобы не быть отправленными на общие работы, что означало верную смерть. И Флек беспощадно описывает метаморфозу рабочей атмосферы: "сотрудники этого коллектива нашли в микроскопических препаратах, изготовленных с исключительной тщательностью, точно по книжным предписаниям, все стадии развития Rikettsii и требуемую очередность этих стадий", хотя в препарате вообще не было этой культуры! И так, всего лишь из напряженного ожидания результатов, из страстного желания получить что-то положительное, родилось "открытие", которого не было. Парадокс в том, что сами члены коллектива искренне верили, будто они что-то там открыли, а не просто вешали лапшу на уши начальству! Этот случай - иллюстрация к основному положению Флека: "Результаты и воззрения ученых, по сути, являются лишь историческими событиями, относящимися к тем или иным этапам процесса развития стиля научного мышления". Возникает законный вопрос: а раз так, существует ли вообще "объективная" научная истина? Ответ простой: да, существует, но в рамках господствующей парадигмы. Конечно, время от времени находится кто-то, кто эту парадигму ломает, и возникает новая парадигма, но ломка эта происходит далеко не каждое десятилетие. И иногда даже не каждый век.

Любая научная теория лишь до тех пор имеет право называться строго "научной", пока она имеет предсказательную силу. А есть ли хоть одна теория, скажем, человеческого общества, которая может хоть что-то предсказать? Хотя бы поведение биржевых индексов? Или вероятность возникновения вооруженных конфликтов в той или иной точке мира? Или, переходя к природе, время возникновения, траекторию движения и силу следующего урагана в Карибском море? Засуху, цунами, наводнение? Тенденции изменения климата? Поэтому Крайтон совершенно прав, говоря о том, что Агентство по охране окружающей среды занимается не наукой. Но абсолютно не прав, когда пытается заставить его наукой заниматься - это так же невозможно, как, к примеру, научно писать стихи. Или научно разрешить арабо-израильский конфликт. Или научно воспитывать детей (почти уверен, что тут Крайтон со мной не согласится!). Да, и штатовское агентство, и ооновский совет по экологии занимаются не наукой, а политикой, привлекая, разумеется, к своей деятельности и экспертов-ученых. А ученые эти действуют в рамках существующей парадигмы, или консенсуса, по выражению Крайтона. И как бы он ни старался осуждать такую практику, она представляется единственно возможной. Почему?

А потому что, как только ученый начинает давать рекомендации, он далеко выходит за рамки науки. Наука, напомним, это один из способов познания мира, а не методика разработки рекомендаций для технологов или политиков. В ХХ веке об этом просто забыли даже многие ученые. Началось с того, что Нобелевскую премию 1956 года (научную!) дали за чисто технологическое достижение (изобретение транзистора), и дальше "процесс пошел". Но если отделить котлеты от мух, становится очевидно, что пока ученый действует в своей среде, он волен творить что угодно, даже доказывать с пеной у рта, что ДДТ абсолютно безопасен. Но как только ученый выходит на арену, где от него зависит принятие решений политических (и даже технологических), он перестает быть только ученым - другой уровень ответственности. В области технологий всякие безумцы, положим, отфильтровываются автоматически, ибо там речь идет о конкретной прибыли, а не о спекуляциях на "научном" подходе, но не то -  в области политической. Да, "большинство" слишком часто ошибается и в науке, и в политике. "Коллектив глупее самого глупого его члена". Но как известно, лучше-то демократии все равно ничего не придумали! И есть прекрасный способ избежать катастрофических ошибок -всегда предполагать худшее. Именно так и поступают столь резко критикуемые Крайтоном экологи и в случае с ДДТ, и в случае с озоном, и во всех остальных случаях. И они совершенно правы, потому что тут ситуация слишком напоминает конфликт, мастерски описанный Стругацкими в "Жуке в муравейнике": если есть нечто такое, что хотя бы в принципе угрожает существованию человечества, то не лучше ли, как говорится, перебдеть, чем недобдеть?

Так что же получается? Выступления Крайтона вредны, и его следовало бы цензурно запретить? Да нет. Зачем? Во-первых, он во многом прав, когда критикует ученых за легкомыслие, как в случае с "проблемой внеземных цивилизаций". Прав он и в том, что сценарий "ядерной зимы" не есть научное деяние - по причинам, которые мы указывали выше. Судя по всему, прав он и в критике теории глобального потепления, как следствия человеческой деятельности. Категорически не прав Крайтон лишь в том, что пытается позиционировать свою критику как ведущуюся с неких "научных позиций". Это пиар, медиакампания, причем в значительно более чистом виде, чем критикуемая им кампания Сагана относительно "ядерной зимы". Забавно, что он (в указанных статьях, по крайней мере) не делает никаких выводов из своих критических тезисов. И получается, по Крайтону, что ядерная война - пустяки, пестициды - ерунда, экологический кризис - выдумки, альтернативных технологий по добыче энергии не существует, и черт с ними. Господи, да для того чтобы убедиться в справедливости предупреждений экологов, вовсе не нужны научные исследования, достаточно разок понюхать воду из московской речки Лихоборки, выкупаться в водах Авачинской губы, что на Камчатке, съездить в Чернобыль, пройтись по пляжу в индийском Гоа, отплыть на пару сотен метров от берега в Черном море… По-моему, подход Крайтона даже не легкомыслие, это, скажем так, неадекватность. Что доказывает и его статья в "Русском Журнале", посвященная борьбе с ветряными мельницами, а именно, его пафос в обличении последователей Руссо в части идеализации дикарей. Это где же он таковых нашел в начале двадцать первого века-то?

Опубликовано в журнале "Компьютерра" №4
от 16 февраля 2004 года


Читать далее >>

Лекарство мудреца

суббота, октября 18, 2008 11:52


- Так много людей приходило ко мне за советом, - рассказывал мудрец. - Они приносили с собой книги с просьбой пояснить что-либо непонятное в них. Или приносили книги, которые написали сами чтобы услышать моё мнение об этом. Или приносили книги по какому-либо другому поводу.

Затем моё остроумие исчерпалось, и я отправился к моему знакомому за помощью. Он был доктор и мудрец в одном лице. Узнав о моем затруднении, он выписал мне лекарство - еще одну книгу.

Её теперь я показываювсем читателям и писателям которые ко мне обращаются. Там, внутри этой книги, только одно предложение. Оно звучит так:

"То время, которое вы сейчас тратите на чтение этой фразы, вы можете использовать с большей для себя пользой, занимаясь почти любым другим делом".

Источник

Читать далее >>

Давно не виделись

пятница, октября 17, 2008 9:10

Профессор-паразитолог, глядя в микроскоп:

- Что-то тебя, зараза, давно видно не было?

Читать далее >>

Закрытое акционерное общество

8:29

Международная академия меганауки

Читать далее >>

Эпсилон задом наперед

среда, октября 15, 2008 23:39

На экзамене по математическому анализу студентка так начинает определять предел последовательности:

- Число А называется пределом последовательности, если для любого эпсилон задом наперед...

- Где Вы нашли такое странное определение - удивляется экзаменатор.

Студентка в слезы:

- Так было на лекциях!

Позвали лектора, который некоторое время подумав, вдруг радостно восклицает:

- Я же им говорил: «Для любого эпсилон заданного наперед».

Читать далее >>

Математики шутят

6:49



Читать далее >>

Кто такие программисты

вторник, октября 14, 2008 8:19

Программист должен обладать способностью первоклассного математика к абстракции и логическому мышлению в сочетании с эдисоновским талантом сооружать всё, что угодно из нулей и единиц. Он должен сочетать аккуратность бухгалтера с проницательностью разведчика, фантазию автора детективных романов с трезвой практичностью экономиста.

Академик А.П. Ершов

Ершов А. П. О человеческом и эстетическом факторах в программировании // Из сб. А.П. Ершов. Избранные труды. - Новосибирск: Наука, 1994

Читать далее >>

Математическая теория охоты на диких слонов

понедельник, октября 13, 2008 8:17

Ради простоты мы ограничимся рассмотрением только охоты на диких слонов, обитающих, как известно, в пустыне Сахара. Перечисленные ниже методы с легкостью можно модифицировать и применять к другим животным, обитающим в других частях света.

1. Метод инверсивной геометрии

Помещаем в заданную точку пустыни клетку, входим в неё и запираем изнутри. Производим инверсию пространства по отношению к клетке. Теперь слон внутри клетки, а мы – снаружи.

2. Метод проективной геометрии

Без ограничения общности мы можем рассматривать пустыню как плоскость. Проецируем плоскость на линию, а линию в точку, находящуюся внутри клетки. Слон проецируется в ту же точку.

3. Метод Больцано-Вейерштрасса

Рассекаем пустыню линией, проходящей с севера на юг. Слон находится либо в восточной части, либо в западной. Предположим в западной. Рассекаем ее линией идущей с запада на восток и т. д. Продолжаем этот процесс до бесконечности, воздвигая после каждого шага крепкую решетку вдоль разграничительной линии. Площадь последовательно получаемых областей стремится к нулю, так что слон, в конце концов, оказывается окруженным решеткой произвольно малых размеров.

4. Топологический метод

Переведем пустыню Cахара в четырёхмерное пространство. Согласно основам топологии, в этом пространстве можно провести такую деформацию, что по возвращении в трёхмерное пространство слон окажется завязанным в узел. В таком состоянии он беспомощен.

5. Метод недопустимой операции

Делим слона на ноль, после чего он становится бесконечно большим, так что его будет невозможно упустить.

Источник

Читать далее >>

На глазах у изумленной аудитории у профессора из теоремы вытекло доказательство.

суббота, октября 11, 2008 23:42


***

Читать далее >>

Проблемы косметической физики

8:22

Лиза Мейтнер – первая в Германии женщина-физик, смогла получить ученую степень в начале 20-х годов. Название её диссертации «Проблемы космической физики» какому-то журналисту показалось немыслимым, и в газете было напечатано: «Проблемы косметической физики».

Источник - Физики продолжают шутить. Сборник переводов. Составители переводчики: Ю. Конобеев, В. Павлинчук, Н. Работнов, В. Турчин. - М.: "Мир", 1968.

Читать далее >>

26 правил русского языка для написания курсовых и дипломных работ

четверг, октября 09, 2008 23:30

  1. Заменяя существительные местоимениями, позаботьтесь о правильном его согласовании.
  2. Между нас говоря: падеж местоимения тоже важен.
  3. Если Вы хочете использовать глагол, то спрягать его нужно правильно, а не как того захотит автор.
  4. Глагол, кроме того, всегда должны согласовываться в числе с существительными.
  5. Не надо нигде не использовать лишних отрицаний.
  6. Плохо зная грамматику, сложные конструкции должны употребляться с осторожностью.
  7. Которые являются придаточными предложениями, составлять надо правильно.
  8. Мы хотим отметить, что менять лицо, от имени которого ведется изложение, автор этих строк не рекомендует.
  9. Что касается незаконченных предложений.
  10. Автор использующий причастные обороты должен не забывать о пунктуации.
  11. В письмах статьях докладах ставьте запятые при перечислении.
  12. Не используйте запятые, там, где они не нужны.
  13. Вводные слова однако следует выделять запятыми.
  14. Ставьте где надо твердый знак или хотя бы апостроф: обём статьи так всё равно не сэкономить.
  15. Не сокращ.!
  16. Проверьте в тексте пропущенных слов.
  17. Автор должен усечь насчет своего базара: хочешь неслабо выступить - завязывай с жаргоном.
  18. Если неполные конструкции - плохо.
  19. Маленькое замечание о повторениях, которые иногда встречаются в тексте, который появляется в работах, которые и так переполнены цитатами, которые иногда затуманивают мысль, которую хотел высказать автор, о которой мы и хотели сделать это замечание.
  20. По нашему глубокому убеждению, мы полагаем, что автор, когда он пишет текст, определённо не должен приобретать дурную привычку, заключающуюся в том, чтобы использовать чересчур много ненужных слов, которые в действительности совершенно не являются необходимыми для того, чтобы выразить свою мысль.
  21. Используйте параллельные конструкции не только для уточнения, но и прояснить.
  22. Вотще надеяться, что архаизмы в грамоте будут споспешествовать пониманию оной.
  23. Метафора - это гвоздь в ботинке, и лучше её выполоть.
  24. Правиряйте по словарю написание слов.
  25. Неделите не делимое и не соединяйте разно родное, а кое что пишите через дефис.
  26. Штампам не должно быть места на страницах ваших произведений!

Откуда?

Читать далее >>

Чарльз Дарвин

среда, октября 08, 2008 10:38

Карикатура на Чарльза Дарвина
Профессиональная. но не слишком добрая карикатура-шарж XIX века на первого эолюциониста
Читать далее >>

Ответ на всё

вторник, октября 07, 2008 22:21

C точки зpения банальной эpудиции каждый индивидуум, кpитически мотивиpующий абстpакцию, не может игноpиpовать кpитеpии утопического субьективизма, концептуально интеpпpетиpуя общепpинятые дефанизиpующие поляpизатоpы. Поэтому консенсус, достигнутый диалектической матеpиальной классификацией всеобщих мотиваций в паpадогматических связях пpедикатов, pешает пpоблему усовеpшенствования фоpмиpующих геотpансплантационных квазипузлистатов всех кинетически коpеллиpующих аспектов. Исходя из этого, мы пpишли к выводу, что каждый пpоизвольно выбpанный пpедикативно абсоpбиpующий обьект pациональной мистической индукции можно дискpетно детеpминиpовать с аппликацией ситуационной паpадигмы коммуникативно-функционального типа пpи наличии детектоpно-аpхаического дистpибутивного обpаза в Гилбеpтовом конвеpгенционном пpостpанстве. Однако пpи паpаллельном колабоpационном анализе спектpогpафичеких множеств, изомоpфно pелятивных к мультиполосным гипеpболическим паpаболоидам, интеpпpетиpующим антpопоцентpический многочлен Hео-Лагpанжа, и возникает позиционный сигнификатизм гентильной теоpии психоанализа.

В pезультате надо пpинять во внимание следующее: поскольку не только эзотеpический, но и экзистенциальный аппеpцепциониpованный энтpополог, антецедентно пассивизиpованный высокоматеpиальной субстанцией, обладает пpизматической идиосинхpацией. Но последовательный валентностный фактоp отpицателен, и, соответственно, антагонистический дискpедитизм дегpадиpует в эксгибиционном напpавлении, поскольку, находясь в пpепубеpтатном состоянии, пpактически каждый субьект, меланхолически осознавая эмбpиональную клаустоpофобию, может экстpаполиpовать любой пpоцесс интегpации и диффеpенциации в обоих напpавлениях. Отсюда следует, что в pезультате синхpонизации, огpаниченной минимально допустимой интеpполяцией обpаза, все методы конвеpгенционной концепции тpебуют пpактически тpадиционных тpансфоpмаций неоколониализма. Hеоколонии, pазмножающиеся почкованием, имеют вегетационный пеpиод от тpех до восьми фенотипических гомозигот, но все они являются лишь фундаментальным базисом социогенетической надстpойки кpиогенно-кpеативного пpоцесса геpонтологизации.

Увеличить этот базис можно с помощью гектаплазменного ускоpителя биоинеpтных коллоидных клеток контагиозной конкpетизации, однако введение такой конкpетизации влечет за собой пpименение методов теоpии множеств и дистpибутивного анализа, что обусловлено тем, что тpансцендентальная поликонденсация неpоноспоpы в пеpплексном хаосе может инбабулиpовать комплексный моpфоз только тогда, когда конституент доминанты квазитенденциально унивеpсален. И при этом, пpоисходит довольно внезапно...

Источник


Читать далее >>

Приготовление кофе в научно-исследовательских учреждениях

понедельник, октября 06, 2008 10:12

А. Кон

Существенную часть времени в лабораториях и кабинетах ученые посвящают приготовлению и потреблению кофе (в Великобритании предпочитают чай). Количество поглощаемого напитка и время, затраченное на поглощение, колеблются от одной чашки и пяти минут в день до нескольких десятков чашек и нескольких часов.

Очень остро ощущается необходимость упорядочить эту деятельность. Настоящая заметка представляет собой первую попытку обобщить богатый опыт, пропадающий в настоящее время втуне.

Материалы и методы

Используются все имеющиеся в продаже сорта кофе (за исключением желудевого и синтетического) тонкого, среднего, нормального и грубого помола, а также в зернах. Варка производится в сосудах из стекла, алюминия или нержавеющей стали, в том числе в лабораторных стаканах, огнеупорных мензурках, цедилках, автоклавах и (был однажды случай) перегонных кубах. Впрочем, используются и обычные кофеварки. Источниками энергии для повышения температуры экстрагирующей воды могут служить пламя газовой горелки, электрический ток, перегретый пар, выхлопные газы двигателя внутреннего сгорания и реакция окисления алкоголя (не пользуйтесь эфиром – он взрывоопасен). Летом используются охлаждающие системы: холодильники, морозильники, ледяные кубики, сухой лед и жидкий воздух.

Существуют следующие способы варки:

  • а) «Любительский». Кофе грубого помола высыпается в холодную сырую воду, затем вода доводится до кипения. Осадок тщательно взбалтывается, и полученная суспензия разливается по чашкам. В том, что полученный продукт – действительно кофе, можно убедиться, пожалуй, лишь с помощью фотометрических измерений. Это же относится и к одной несколько более экономичной модификации любительского способа, когда осадок отфильтровывается и сохраняется для повторного использования.
  • б) «Профессиональный». Вода нагревается до 99°С, добавляется кофе тонкого помола (примерно 1,2 грамма на чашку), жидкость доводится до кипения и снимается с огня. Центрифугировать осадок не обязательно. Полученный напиток имеет тонкий вкус, который иногда удается отбить, добавляя молоко.
  • в) «Эксперт». Статистическая обработка результатов дегустации позволила сделать важное усовершенствование: вода сперва доводится до кипения, затем пламя уменьшается до минимума, и в воду засыпается кофе (одна ложка на чашку). Все варится 10 секунд, потом отстаивается несколько минут, и можно пить.
  • г) «Экспресс» (следует отличать от описанного ниже метода «Экспрессо»). Используется быстрорастворимый кофе в сочетании с кипящей или горячей водой по инструкциям, написанным на жестянке. Этот способ имеет два преимущества перед всеми другими: быстрота и отсутствие в этом случае пресловутого «чудного аромата свежего кофе», что позволяет избежать нашествия жаждущих из соседней лаборатории.
  • д) «Экспрессо». Это название стало уже нарицательным для паровой экстракции, когда перегретый пар пропускается через спрессованный кофейный порошок, а затем охлаждается. Полученный конденсат обладает цветом и запахом кофе. В лабораторных условиях можно использовать экстракционную установку «Сокслет», однако способ этот слишком трудоемок для использования, за исключением тех случаев, когда у вас избыток технического персонала, недостаток идей и вы не можете придумать более разумного способа использовать установку.

Напечатано в журнале
«The Journal of Irreproducible Results», 8, 14 (1959).

А. Кон – профессор университета в Нью-Джерси, член редколлегии журнала «The Journal of Irreproducible Results».

Источник - Физики продолжают шутить. Сборник переводов. Составители переводчики: Ю. Конобеев, В. Павлинчук, Н. Работнов, В. Турчин. - М.: "Мир", 1968.


Читать далее >>

Как заниматься научной работой

воскресенье, октября 05, 2008 10:07

Отрывки из самоучителя

А. Б. Мишаим, С. Д. Адам, Е. Ф. Ониях, Дж. Г. Бамада

Предпубликация

Предлагаем очень полезный метод, позволяющий публиковаться чаще. Нужно предугадать результаты эксперимента и опубликовать их заранее. Это здорово сохраняет время. Таким способом можно даже избавить себя от труда заканчивать эксперимент; поскольку статья опубликована, можно заняться чем-нибудь другим. Эта уловка в сочетании с хорошо развитым воображением позволяет опубликовать большое число экспериментальных статей, не проводя вообще никаких экспериментов, и тем самым сэкономить кучу государственных средств. Правда, небольшая неловкость может возникнуть, если кто-нибудь уже провел эксперимент и получил другие результаты. Но опытный научный работник в этом случае может: а) полностью игнорировать это обстоятельство; б) написать серию статей, посвященных описанию тонких различий в условиях эксперимента, повлекших за собой разницу в результатах; в) выразить глубокую признательность за указание на ошибку и написать серию статей о новых экспериментах, дающих правильные результаты, а старые, ошибочные, использовать для демонстрации всех трудностей и тонкостей этой красивой работы.

Совместная публикация

Искусству ставить свое имя во главе списка авторов посвящено много исследований, но некоторые тонкие вопросы остались неосвещенными.

  1. Алфавитный трюк. Поскольку алфавитный порядок при составлении списка авторов постепенно становится общепринятым, то полезно сосредоточиться на создании для себя лично прочного преимущества. Этого можно добиться двояким образом: сменить фамилию, чтобы новая начиналась с буквы А, или подбирать себе в соавторы людей с фамилиями из нижней половины алфавита (см., например, G.С. Wiсk, A.S. Wightman, E.C. Wigner, Phys. Rev., 88, 101, 1952). Но в этом случае легко и промахнуться. Не следует гнаться за соавторами слишком крупного калибра. На статью А. Бар-Нудника и Альберта Эйнштейна всегда будут ссылаться: «Эйнштейн и др.», независимо от порядка имен.
  2. Секретность. Способы удлинения списка научных трудов за счет использования режима секретности не могут быть здесь приведены по соображениям государственной безопасности. Эту информацию можем сообщить лично.
  3. Частная переписка. («Не можем побить – возьмем в союзники»). Если вы окольным путем узнали, что кто-то заканчивает отличную работу и вот-вот ее опубликует, пошлите ему письмо, изложив его работу в виде идеи, которая «недавно пришла вам в голову». Объясните, что пишете ему, поскольку слыхали, что он тоже этим интересуется, а позднее, узнав, что он «независимо от вас» пришел к тем же результатам, предложите совместную публикацию.
Конгрессы

Высокого развития достигло искусство путешествовать с одного международного конгресса на другой, докладывая везде интересные работы, выполненные кем-то другим в вашем институте, кто по тем или иным причинам не смог поехать. Эксперт-конгрессмен может виртуозно предотвращать возможность посылки кого-то другого в командировку, даже если сам уже много лет не работает и в представляемых работах не разбирается.

Полемика

Нужно научиться использовать ошибки своих коллег для увеличения числа собственных печатных работ. Экспоненциальный рост общего числа научных публикаций сопровождается огромным увеличением количества чепухи, появляющейся в так называемых серьезных научных журналах. Без всякого труда можно найти в литературе статью, которая либо а) полностью ошибочна, либо б) в ней правильные результаты получаются за счет совершения четного числа взаимно противоположных ошибок, либо в) она полна мелких неточностей. Ее можно использовать одним из следующих способов:

  1. Написать несколько коротких заметок в разные журналы с указанием на ошибки и неточности.
  2. Написать длинную статью, где критикуется исходная работа и все переделывается «как следует». Истинная разница может заключаться в удалении нескольких ничтожных неаккуратностей.
  3. Исправить и переписать исходную статью и опубликовать ее, сославшись на первую как на независимую, но слабую попытку, предпринятую негодными средствами.

Напечатано в журнале
«The Journal of Irreproducible Results», 6, 1 (1958).

Источник - Физики продолжают шутить. Сборник переводов. Составители переводчики: Ю. Конобеев, В. Павлинчук, Н. Работнов, В. Турчин. - М.: "Мир", 1968.


Читать далее >>

Как писать научные статьи

суббота, октября 04, 2008 10:02

Л. Солимар

Введение

Вопрос о подготовке научных статей к публикации неоднократно рассматривался с разных точек зрения, но все же многие его стороны до сих пор оставались без внимания. Вызывает удивление также тот факт, что большие успехи, достигнутые за последнее десятилетие в проведении научных исследований, почти не приблизили нас к окончательному решению этого вопроса. На тему о том, как писать статьи, опубликовано множество книг и брошюр, но все они содержат либо расплывчатые рекомендации общего характера («пишите понятно», «поясняйте свои мысли», «не отклоняйтесь от темы» и т.д.), либо советы по техническому оформлению («с одного края страницы должны быть оставлены поля», «подписи под рисунками должны быть отпечатаны на машинке», «размер иллюстраций не должен превышать 10 см × 15 см» и т.д.). Не отрицая серьезности и важности этих советов, я все же полагаю, что они затрагивают лишь ограниченный круг второстепенных вопросов. В этой заметке я не собираюсь излагать новые идеи, а просто хочу поделиться своим опытом в составлении технических статей и ценными замечаниями, которые я в свое время получил от друзей и знакомых.

Некоторые соображения о мотивах, побуждающих к написанию статьи

Целый ряд причин (от обычной графомании до стремления улучшить свое общественное положение) побуждает человека писать и публиковать свои научные работы. Я не буду вдаваться в подробности и ограничусь рассмотрением лишь четырех главных мотивов: 1) бескорыстное стремление к распространению знаний; 2) забота о собственном приоритете; 3) беспокойство за свою профессиональную репутацию; 4) стремление продвинуться по службе.

Под влиянием первой причины пишут главным образом молодые люди, и то, по-видимому, лишь при подготовке своего первого научного труда. Число таких авторов невелико, и для большинства из них первая статья бывает последней. Следовательно, первую причину нельзя ставить в один ряд с другими, более сильными мотивами, хотя забывать о ней все же не следует.

Вторая причина – приоритет – движет лишь небольшой группой авторов, хотя по важности она намного превосходит любую другую причину. Желание связать свое имя с каким-нибудь открытием – давняя отличительная черта научных работников. С тех пор как публикация стала служить доказательством открытия, существует стремление публиковать свои статьи, и как можно быстрее. Однако автор не должен забывать о возможности дальнейшего использования своего открытия. Если он опубликует полученные им данные, то кто-то сможет довести его замыслы до конца и лишить автора возможности пожинать плоды своих трудов. Идеальное решение вопроса – это гарантировать приоритет, заявив об открытии, а подробную публикацию задержать до полной оценки его потенциальных возможностей. Как известно, первым ученым, применившим этот способ, был Галилео Галилей, который послал описание своих астрономических открытий Кеплеру в виде анаграммы, а расшифровал ее содержание только через год. Так как современные научные журналы, к сожалению, обычно не публикуют анаграмм, то нынешние первооткрыватели (или изобретатели) должны действовать другим путем. Я рекомендовал бы начинать статьи интригующим заголовком, ибо чем большее впечатление производит заглавие, тем меньше сведений можно будет сообщить в самой статье. Например, заголовок «Усилитель с нагруженной отрицательной индуктивностью» сразу убедит каждого, что открыт новый важный принцип. Автора простят, если он не привел определенных данных по существу вопроса, а только в общих чертах сообщил об открытии.

Еще одним доводом в пользу туманных заглавий является наш моральный долг перед потомками. Через несколько поколений у нации может появиться желание утвердить славу своих предков. Может быть, она пожелает доказать, что гражданам именно этой страны принадлежит приоритет всех, даже самых незначительных, открытий и изобретений. Если мы не напустим достаточно тумана сейчас, то тем самым затрудним работу нашим потомкам.

Третья причина – забота о профессиональной репутации. Высокой профессиональной репутации можно достичь различными способами. Достаточно, например, сделать выдающееся изобретение или, еще лучше, получить Нобелевскую премию, и ваша компетентность в данном вопросе будет вне всякого сомнения. Однако для подавляющего большинства научных работников единственный доступный способ – написать возможно большее число статей, каждая из которых вносит в науку хотя бы небольшой вклад. Целесообразно при этом несколько первых статей ограничить узкой темой (например, «Соединения в волноводах»), чтобы завоевать признание. Однако позднее автор должен засвидетельствовать свою многосторонность, написав несколько работ, охватывающих более широкую тему (например, «Сверхвысокочастотные колебания»). После опубликования трех десятков статей известность автора выйдет на насыщение и уже не будет возрастать при дальнейшем увеличении числа печатных работ. Тут наступает самый подходящий момент, чтобы внезапно прекратить печататься (несколько обзорных статей не в счет) и попытаться занять приличную руководящую должность.

Четвертая причина – стремление продвинуться по службе – тесно связана с необходимостью снискать известность в качестве специалиста, а этого можно добиться путем публикации научных статей. Если бы эта простая зависимость действовала всегда, то о стремлении занять высокую должность как об особой причине не стоило бы и упоминать. Однако существует мнение, которого придерживаются многие, что приобретение высокой профессиональной репутации в качестве промежуточной ступени не является необходимым. Предполагается, что общественное положение можно укрепить путем публикации большого числа статей, научная ценность каждой из которых равна нулю или даже отрицательной величине; при этом подчеркивается, что существенно только общее число статей. Хотя у меня нет достоверных статистических доказательств, способных опровергнуть эти утверждения, я считаю, что длительное получение выгод таким способом все же сомнительно. Поэтому я склонен рекомендовать этот способ только в качестве аварийной меры на тот случай, когда вас временно покинет творческое вдохновение.

Советы по оформлению рукописей

До сих пор я рассматривал лишь те причины, по которым пишутся научные работы. Теперь мне хотелось бы коснуться положения молодого автора (не имеющего могущественных соавторов), статье которого предстоит пройти сквозь строй рецензентов.

Как обеспечить прием статьи к публикации? Обычно рецензенты подбираются из числа ведущих ученых, чтобы отфильтровать из общего потока рукописей те, которые стоит напечатать (после редактирования). К несчастью, у ведущих ученых, как правило, времени мало, а обязанностей много, и вдобавок они несут бремя административных забот. Они не могут уделить основную часть своего послеобеденного времени чтению какой-то одной статьи, и тем не менее именно они должны сделать критические замечания.

Начинающему автору следует учитывать это обстоятельство и, чтобы потом не терять зря времени на жалобы, нужно писать свою статью так, чтобы она с самого начала удовлетворяла требованиям рецензента, острые глаза которого обнаружат малейшую аномалию. Если статья слишком длинна, автора обвинят в многословии, если статья слишком кратка, ему посоветуют собрать дополнительный материал. Если он докладывает о чисто экспериментальной работе, критике будет подвергнуто «обоснование», если он выносит на обсуждение элементарную теорию, его назовут «поверхностным». Если он приводит слишком большой список использованной литературы, его отнесут к «неоригинальным», если он вообще ни на кого не ссылается, на нем поставят клеймо «самонадеянного». Поэтому я предлагаю компромисс. Статья должна иметь объем от 8 до 12 страниц, отпечатанных на машинке (через два интервала и с правильно оставленными полями, конечно), и около одной трети ее следует занять математическими формулами. В формулах не следует скупиться на интегралы и специальные функции. Количество ссылок на литературу должно колебаться между шестью и двенадцатью, причем половина из них должна относиться к известным трудам (рецензент слыхал о них), а оставшаяся половина – к неизвестным (рецензент о них не слыхал).

Следуя приведенным выше советам, автор может быть уверен, что статья пройдет независимо от ее содержания. Беглый просмотр такой статьи вызовет благосклонность рецензента. Далее все зависит от его реакции в течение следующих тридцати минут. Если за это время он сможет быстро сделать критические замечания по трем несущественным ошибкам, статья будет принята. Если рецензент не найдет очевидных пунктов, заслуживающих критики, его противодействие только укрепится. Он возьмет первое попавшееся на глаза предположение (причем именно то, которое является неуязвимым), объявит его необоснованным и посоветует возвратить статью для доработки.

Таким образом, главная задача автора – дать рецензенту материал для трех несущественных замечаний. Ниже мы приводим несколько рекомендаций для облегчения выбора такого материала.

  1. Подберите неудачное название (все рецензенты любят предлагать свои заглавия).
  2. «Забудьте» определить одно из обозначений в первом же уравнении.
  3. Сделайте орфографическую ошибку в слове (только в одном!), которое часто пишут с ошибкой.
  4. Отклонитесь от обычных обозначений (речь идет только об одном параметре).
  5. Пишите ехр x и ex вперемежку.

Требования к преуспевающему автору (опубликовавшему по меньшей мере десяток работ) значительно слабее. Он может писать красочные введения, поместить несколько острот в основном тексте, может признаться, что не вполне понимает результаты своих исследований и т.д.

Надеюсь, что приведенные мною замечания будут содействовать лучшему пониманию сущности работы по составлению научной статьи и в то же время послужат руководством для начинающих авторов.

  • Solymar, L., 1963: The motivation and technique of writing scientific contributions. Proceedings of the IEEE, 51, №4 (1963) - pp. 628- 629.  Abstract  | Full Text: PDF (291 KB)

Л. Солимар – английский инженер, работающий в Харуэлле. (Примечание коллекционера-blogger: Standard Telecommun. Labs. Ltd., London Road, Harlow, Essex, England)

Источник - Физики продолжают шутить. Сборник переводов. Составители переводчики: Ю. Конобеев, В. Павлинчук, Н. Работнов, В. Турчин. - М.: "Мир", 1968.


Читать далее >>

Движение нижней челюсти у крупного рогатого скота в процессе пережевывания пищи

пятница, октября 03, 2008 9:40

П. Иордан и Р. де Крониг

Среди биологических явлений, в которых проявляется выделенность одного из двух возможных направлений вращения (к ним относятся, например, спиральный рост ползучих растений и строение раковин улиток), существует еще одно, которое до сих пор, по-видимому, не изучалось и на которое мы хотим обратить здесь внимание. Речь идет о жевательных движениях крупного рогатого скота.

Детальное исследование показывает, что движение нижней челюсти относительно верхней не является ни чисто горизонтальным, ни чисто вертикальным, а представляет собой суперпозицию этих периодических движений с таким сдвигом фаз, что в результате получается чистое вращение. Теоретически, конечно, вращение в двух направлениях вполне допустимо, и наблюдение показывает, что в природе осуществляются обе возможности. Принимая направление движения пищи за положительное, мы будем называть право- и левовращающими коровами тех особей, у которых жевательное движение происходит (если смотреть спереди) по и против часовой стрелки соответственно.

Подобная классификация, разумеется, молчаливо предполагает, что у заданной коровы направление вращения сохраняется. Однако количество экспериментальных наблюдений, которые мы можем привести в подтверждение этого заключения, ограничено, и мы отдаем себе отчет в том, что для окончательного доказательства этого положения необходимы более полные данные, полученные за большой промежуток времени. Выборочное обследование коров провинции Шеланд в Дании привело нас к заключению, что 55% их полного числа являются правовращающими, а остальные – левовращающими. Таким образом, отношение близко к единице. Числа проведенных наблюдений, однако, вряд ли достаточно для того, чтобы решить окончательно, является ли замеченное отклонение от единицы реально существующим фактом. Тем более невозможно пока обобщить эту закономерность на коров других стран.

То обстоятельство, что реализуются оба направления вращения, влечет за собой необходимость выяснить вопрос о том, существует ли простой механизм передачи по наследству того отличительного признака, который мы сейчас обсуждаем. Известно, например, что для упомянутых выше улиток законы генетики применимы в их наиболее простой форме. В большинстве же других случаев существование только одного направления делает подобные исследования невозможными. Представляет интерес выяснить, какая из модификаций для коров является доминирующей. Мы, к сожалению, не можем решить этот важный вопрос, но надеемся, что ответ на него легко смогут найти люди, имеющие непосредственное отношение к разведению крупного рогатого скота.

Напечатано в журнале «Nature», 120, 807 (1927):

P. Jordan and R. de L. Kronig, 1927: Movements of the Lower Jaw of Cattle during Mastication. Nature 120, 807 (1927), doi:10.1038/120807a0. PDF

Примечание: П. Иордан (Pascual Jordan), Р. де Крониг (Ralph de Laer Kronig) – известные физики, сотрудники Института теоретической физики, Копенгаген.

Источник - Физики продолжают шутить. Сборник переводов. Составители переводчики: Ю. Конобеев, В. Павлинчук, Н. Работнов, В. Турчин. - М.: "Мир", 1968.

Примечание коллекционера: С лёгкой руки составителей сборника Физики продолжают шутить, эта статья и воспрималась как розыгрыш. Пока не наткнулся на ссылку на неё в совершенно серьёзной статье

Allan Franklin. The discovery and nondiscovery of parity nonconservation. Studies In History and Philosophy of Science Part A. Volume 10, Issue 3, September 1979, Pages 201-257

посвященной истории изучения законов сохранения чётности/симметрии, со следующим содержанием:

A very amusing early reference to this occurs in a paper by P. Jordan and R. de L. Kronig Nature 120 (1927), p. 807. Full Text via CrossRef | View Record in Scopus | Cited By in Scopus (1) In this paper Jordan and Kronig note that the chewing motion of cows is not straight up and down, but is rather either a left-circular or a right-circular motion. They report on a survey of cows in Sjaelland, Denmark, and observe that 55% are right-circular and 45% left-circular, a ratio they regard as consistent with unity.


Читать далее >>

Наш RSS

Наша RSS-лента


Enter your email address:

Delivered by FeedBurner


Ярлыки